Петров Виталий

Имя поэзии-жизнь

Светлана Петрова о своём отце

Мой отец родился в солнечном Самарканде, где осели его предки из Самары. В 1932 году Петрова Лукерья Константиновна (прабабка отца по отцовской линии) убежала из голодного Поволжья в сторону хлебную. Прадед по материнской линии – Гордеев Федор Васильевич закончил Ташкентский институт инженеров транспорта. Там и осели. Дед в свободное время охотился вместе с Эмиром Бухарским (это был его лучший друг). Деду Федю часто направляли по долгу службы в разные точки, где открывались железнодорожные станции: Бекасово, Сухиничи (дед был начальником путей сообщения). В первый класс отец пошел в Бекасово, в третий в Сухиничи, и, наконец, к 5 классу его забрали родители и осели в Черкизово, где прошло детство и юность. Здесь ему все нравилось: живописные берега Клязьмы, березки под окном, мамины песни…

Моя бабушка – Валентина Федоровна была музыкальной, артистичной, красивой женщиной, любила петь народные песни, романсы. Дед – Павел Иванович аккомпанировал ей на мандолине. Помню, на семейных торжествах царила атмосфера праздника, душевность.

Писать стихи начал рано. Жаль, не спросила его о самом первом стихотворении. Думаю, это были стихи о любви и посвящал он их маме. Родители учились в одном классе (недавно нашла открытку-картину Васнецова «Аленушка», на которой папа написал чернильной фиолетовой ручкой: «Галя, давай дружить!». Школьная дружба переросла потом в сильное чувство, которым они дорожили до конца своих дней. Много стихотворений о любви написаны для нее. На мой взгляд, самое сильное «Я без тебя не могу, понимаешь?». Читал и смотрел на маму. Редко кому удается пронести свои чувства через всю жизнь.

Проблемы выбора жизненного пути не было (дед и прадед- потомственные железнодорожники) и отец пошел по их стопам, не задумываясь пока о своем увлечении стихами. В школе ему хорошо давались точные науки. «Задачки, как орешки щелкал», – всегда говорила мама. В 1957 году успешно сдал экзамены и поступил в Московский ордена Ленина и ордена Трудового Красного знамени институт инженеров железнодорожного транспорта Министерства путей сообщения СССР им. И.В. Сталина. В студенческом общежитии было интересно. У отца всегда была ностальгия по этому времени, друзьям. Жили весело и дружно. Расположение общаги было удачным: с одной стороны – мясокомбинат, с другой – пивзавод на улице Руставелли. Недалеко находился грузинский ресторан, знаменитая «Савойя». Жители 632 комнаты были активными: Быков Слава, Котов Игорь и отец подрабатывали на мясокомбинате, писали стихи, в ресторанчик иногда захаживали. Девчонки из общежития в них души не чаяли. Напротив, жила молдаванка Элла (родители присылали ей из Кишинева сухофрукты и вино из тутовника), у Котова «предки» – врачи из Баку (за окном постоянно болталась сетка с черной икрой). Зам. Декана – Сахаров Анатолий Давыдович очень любил захаживать в гости: пообщаться, послушать песни под гитару, стихи. Ребята ему иногда и винца предлагали. В общежитии отец начал писать песни. Кот и Бычок ходили даже в «Московский железнодорожник», продавали тексты:

«По небесам, по суше, по волнам.

Не возвратится больше юность к нам.

Как не приходит на Сущевский вал

Трамвай МИИТ-Савеловский вокзал».

Стихи о сиреневом тумане были написаны тоже в общежитии МИИТа в 1958 году. Отец написал и показал друзьям по комнате Коту и Бычку. В холле 4 общежития, в ДК МИИТа ее пел Игорь Рыбкин. Отец вспоминал: «Мелодию придумал Рыба». Сергеев Владимир Иванович (институтский друг) рассказал недавно: «Виталий дружил в институте с моей сокурсницей Ларисой Ледвиг. Она летом подрабатывала проводницей и Петров все время провожал ее в рейсы. Тогда и появилась песня «Сиреневый туман». Помладше был В. Малежик. Отец рассказывал: «В. Малежик тоже миитовец. Он учился в одной группе с Галиной Симоновой (она была из Тарасовки, как и отец). Печатаю текст песни, которую отец посвятил Ларисе Ледвиг, проводнице, студентке МИИТа своей первой жене:

«Сиреневый туман над нами проплывает

Над тамбуром горит прощальная звезда.

Кондуктор не спешит, кондуктор понимает,

Что с юность своей прощаюсь навсегда.

Запомню те слова, что ты тогда сказала,

Запомню навсегда ресниц твоих полет.

Еще один звонок и смолкнет шум вокзала,

Еще один звонок и поезд отойдет.

Большие города, большие расстоянья.

Возможно, отдалят свиданье на года,

Но вновь весна придет в сиреневом тумане,

И будет нам светить прощальная звезда».

Студенческая дружба иногда заканчивается детьми. Так случилось и с Виталием».

В Тарасовке отца ждала мама, а в общежитии МИИТа – Лариса, которая очень скоро стала первой женой. Теперь, конечно, ничего никому не докажешь, да и не нужно. Главное поют. Песню популяризировал Аркаша Северный в ней остались только две первые строчки. У Владимира Маркина совершенно другой текст.

У отца звезда «прощальная». И прощается герой с юностью, а не с девушкой. Он говорит, что эта звезда будет светить ему всегда и весна юности придет вновь. Это совсем другое понимание песни. Солнце, закаты, рассветы, сияние, сиреневость – все это свойственно его поэзии. Вот строчки из другого удивительного стихотворения:

«В сиреневых сумерках пасмурной ночи

Встает долгожданный рассвет.

Ах, где ж вы, ах, где ж вы далекие очи, -

Магниты мальчишеских лет?»

«Далекие очи» в то время учились в медицинском институте в Иваново, а по ночам плакали, вспоминали, переживали. И не напрасно…

Летом 1962 года отец очутился в Новочеркасске (была практика на Новочеркасском электровозостроительном заводе). И невольно стал свидетелем кровавых событий, происходивших в это лето на заводе. Предыстория их такова: 30-31 мая было опубликовано постановление ЦК КПСС и Совета Министров о повышении розничных цен на мясо, мясные продукты и масло на 25-30 процентов. На следующий день, придя на работу, люди узнали, что их семейные бюджеты стали еще меньше, т.к. руководство завода решило почти на треть увеличить нормы выработки. Зачинщиком волнений стал коллектив сталелитейного цеха, который в 10 утра прекратил работу и потребовал у начальника цеха довести до сведения руководства свои требования. Услышав в ответ только угрозы, рабочие двинулись в сторону заводоуправления, по пути к ним стали присоединяться коллеги из других цехов. Рабочих встретил директор завода Б. Курочкин. Вместо того, чтобы выслушать требования бастующих, он неудачно пошутил: «Ешьте вместо пирожков с мясом выпечку с ливером!» Курочкину удалось скрыться после этих слов! Возмущению людей не было предела! Число бастующих достигло 5000. Они перекрыли железнодорожную магистраль, проходящую через город, и даже остановили пассажирский поезд. Хрущеву доложили о забастовке рабочих НЭВЗ уже через несколько минут после ее начала. Он связался с руководством ростовского обкома КПСС, МВД, и КГБ и отдал приказ любыми средствами подавить бунт и разрешил при необходимости задействовать вооруженные силы. К вечеру 1 июня в Новокузнецк ввели танки и бронетранспортеры, с помощью воинских частей вытеснили с территории завода и к трем часам ночи рассеяли около 4000 рабочих, взяли завод под военную охрану, установили в городе комендантский час, арестовали двадцать два «Зачинщика». Утром многочисленные толпы рабочих собирались во дворах заводов и заставляли иногда силой прекращать работу всех остальных. Опять было заблокировано движение поездов и остановлен состав. С завода им. Буденного к центру города двинулась толпа, вначале состоящая из рабочих, но по ходу следования к ней стали присоединяться случайные люди в том числе женщины и дети. Военные попытались не допустить толпу к центру города, перегородив мост через реку Тузлов танками, БТРами, машинами, но большая часть людей просто перешла реку вброд, а самые решительные перелезали через технику, пользуясь тем, что военные не препятствовали им в этом. Толпа вышла на центральную улицу в конце которой располагались здания горкома и горисполкома. Часть протестующих ворвалась внутрь здания и разбила стекла окон, двери, повредила мебель, телефонную проводку… Вскоре к зданию прибыл начальник Новочеркасского гарнизона генерал-майор Олешко с 50 вооруженными автоматами военными. Толпа не реагировала ни на слова, ни на автоматчиков. Военнослужащими был произведен первый предупреждающий залп вверх. Из толпы крикнули: «Не бойтесь, стреляют холостыми». После этого многие ринулись к зданию горкома. Последовал новый залп вверх и затем был открыт огонь по толпе. В результате чего около 15 человек остались лежать на площади. Отец рассказывал, что после первых выстрелов в воздух с деревьев посыпались мальчишки, как яблоки. Любопытные дети забрались на деревья, что росли в скверике напротив горкома, чтобы посмотреть на происходящее. По официальным данным при разгроме демонстрации было убито 26 человек, еще 87 получили ранение. Семерым из «зачинщиков» были вынесены смертельные приговоры, и они были расстреляны, остальные получили длительные сроки лишения свободы. Все тела погибших поздно ночью были вывезены из города и похоронены в чужих могилах на разных кладбищах… Такая получилась практика.

После окончания института работал машинистом, занимался отраслевой наукой во ВНИИЖТЕ. Но жажда творчества покоя не давала: все это время сотрудничал с институтской многотиражкой и «Московским железнодорожником». Творческое начало взяло верх и в 1964 году он стал корреспондентом «Гудка», попутно писал песни. В 1965 году его песня «По космосу пешком» (муз. А. Долуханяна) звучит по Всесоюзному Радио и центральному телевидению в исполнении Людмилы Зыкиной. Она удостаивается второй премии на конкурсе «космических» произведений Всесоюзного радио. Интересна история создания песни. Сергеев В.И. –главный редактор журнала ЭТТ вспоминает: «18 марта 1965 года в кабинете заведующего отделом профессиональных союзов Игоря Морозова раздался неожиданный звонок известного в стране композитора Александра Долуханяна: «Игорь, только что наш космонавт Алексей Леонов вышел в открытый космос. Представляешь, дорогой, это совершенно фантастическое событие! Министерство культуры просит композиторов срочно написать об этом песню. Жду от тебя стихи. Отложив в сторону очередную срочную работу, Игорь попытался погрузиться в другой мир - космический. Но нужные слова никак не находились. Ведь из редакции «Гудка», которая находилась в Хлыновском тупике, он выходил обычно на улицу Герцена (ныне Большая Никитская), а никак не в космос. Поэтому понять, что испытал Алексей Леонов, оказавшись в безжизненной космической бездне, он не мог при всем своем поэтическом даре. И тогда призвал на помощь молодого сотрудника своего отдела, начинающего поэта Виталия Петрова. «Ты помоложе, - распорядился Морозов, почти ровесник Леонова. Тебе будет проще представить себя в его шкуре. То есть в скафандре. Дерзай…» Они промучились до вечера. Наконец им показалось, что получилось. Стихи назвали «Пешком по космосу». Морозов попросил Виталия отнести их Долуханяну (тот жил недалеко от редакции газеты в известном доме композиторов), опустить его в почтовый ящик. Прошло два дня. От Долуханяна никаких звонков – ни Морозову, ни Петрову. И вдруг… Идем с работы и на подходе к метро слышим из динамиков со стороны Красной площади голос Людмилы Зыкиной. Может, так и спустились бы под землю, если бы не знакомые слова, остановившие нас у самых дверей: Каждая звезда зовет и манит»…. Соавторы были на седьмом небе! Их песня зазвучала по Всесоюзному радио на весь СССР. В исполнении самой Зыкиной! Вот так гудковцы прогудели на всю страну и вошли в историю космонавтики. Отец перед смертью вспоминал: «В журнале «Крокодил» была напечатана юмористическая картинка и под ней слова из песни «Не по тропкам хоженым молодец идет» …

В ту же пору (конец 60х-начало 70х) всесоюзными лауреатами становятся «Домбай» (муз. Л. Лядовой), «Альпинист» (муз. А Двоскина). Песня «Тундра» удостоена премии на Всесоюзном конкурсе туристской песни. Но мало кто тогда из профессиональных композиторов знал, что их соавтор В. Петров в песенном творчестве не новичок.

Студенты и туристы пели у походных костров его «Сущевский вал», «Уходят трамваи», «Только свети» и многие другие незамысловатые, но берущие за душу песни.

Отец и сам любил песни у костра, путешествия, поездки, командировки. Он часто говорил своим друзьям: «Дома бываю редко- все время в пути»…Подруга юности отца Мария Ковровская вспоминает о совместной поездке во Владивосток: Вместе с молодыми поэтами из литературного объединения «Магистраль» ( отец руководил им в ЦДКЖ) композиторами Л. Лядовой, З. Бинкиным, он исколесил всю страну на агитпоездах «Молодогвардеец», «Ленинский комсомол», «Комсомольская правда» . Куда бы они не приезжали их встречали как дорогих гостей. Стихи могут поднять не только настроение людей, но и вдохновить на новые свершения. Неудивительно, что много песен у отца написано с Л. Лядовой. Он такой же непоседа, как и она. Незадолго до смерти отец позвонил ей и она сказала : « А помнишь, как ехали по двухкилометровому мосту через Обь на первом пассажирском поезде? Хорошо бы повторить наш маршрут. Как думаешь?» Она пыталась его подбодрить, помочь. Женщина, заслуживающая уважения, прекрасный композитор, друг. Познакомиться с Л.А. решил сам. Пришел к ней домой и принес текст песни «Домбай». Дверь открыл муж композитора - Игорь Сластенко. Вот их диалог:

- Лядова здесь живет?

- Вы назначены?

- Нет. Песню принес «Домбай».

- Который на Кавказе?

Сластенко взял текст и передал жене. Людмиле Алексеевне стихи понравились и она написала музыку. Так началось творческое содружество.

Лядова занимала важное место в жизни отца. С ней он побывал на концертах во многих городах Сибири. Л. Лядова вспоминает: «На стройку дороги «Тюмень-Сургут» мы летели самолетом. С высоты этот край удивительно красив! Но каково тем, кто там в то время трудился. В пятидесятиградусный мороз валил лес, возводил мосты, пробивал тоннели, укладывал рельсовый путь-ниточку новой жизни, которая уходила все дальше на север». Из воспоминаний В.И. Сергеева:

«В начале 60-х прошлого века все отчетливее стали проявляться нефтегазовые перспективы Тюменской области, особенно после открытия Шаимской группы месторождений и Среднего Приобья-Мегионского, Западно-Сургутского, Усть-Балыкского. Встал вопрос об их ускоренном освоении. Постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР принято решение о строительстве железной дороги Тюмень-Тобольск-Сургут-Нижневартовск. Сургут-Коротчаево-Новый Уренгой-Ямбург. От южных границ Тюменской области до Северных морей в начале 70-х годов расстояния от одного населенного пункта до другого разделяли порой сотни, а то и тысячи километров непроходимых болот, сотни больших и малых рек, таежного бурелома, добраться до которых можно было только авиацией, по зимнику или речным транспортом. Грандиозная стройка началась в 1966 году. За годы активного строительства (1966-1988) было проложено около 1500 километров главного пути. Дорогу, проходящую сквозь Саянские хребты, через могучий Енисей, называли не иначе, как трассой мужества. 5 августа 1975 года открылось пассажирское движение на важнейшей магистрали Тюмень-Сургут. Первыми пассажирами поезда стали строители железнодорожной ветки Тюмень-Сургут. На самом северном перроне страны их впервые встречала торжественная песня «Тюмень-Сургут», написанная Л. Лядовой и поэтом В. Петровым. Мало кто знал тогда, что среди «десанта», прибывшего из Москвы, были авторы этой песни».

Отец часто вспоминал это время: «Стройка… непроходимая тайга, труднодоступные кручи горных хребтов, обширные наледи, бескрайние болота, бурные реки. И люди, вступившие в единоборство с этим суровым краем. Когда все видишь своими глазами стихи как будто сами собой рождаются: «Тюмень! Ветер яростный взахлест.

Тюмень! От Москвы две тыщи верст.

Тюмень! Не изведан путь и крут.

Но мы пришли в Сургут!».

Так появилась первая песня «Тюмень-Сургут». После нее отец написал два стихотворения «Мужик российский» и «Строители идут». С Л. Лядовой они решили создать вокально-симфоническую поэму, посвященную строителям железных дорог. Одну из лиричных песен «Песню Вари» исполнила Валентина Толкунова. С ней отец познакомился у Лядовой. Женщины дружили. Толкунова вместе с Лядовой и еще одной подругой Землянниковой Людмилой ходили в баню. Там решали и творческие вопросы. И на одном из банных заседаний была решена судьба этой песни. Проникновенно, лирично душевно исполнила В. Т. «Песню Вари», как, впрочем, исполняла все свои песни. Вскоре вокально-симфоническую поэму стали транслировать по Всесоюзному радио в исполнении Большого хора и эстрадно-симфонического оркестра Центрального телевидения и Всесоюзного радио под управлением народного артиста Юрия Силантьева. Поэма вошла в Золотой фонд песен Всесоюзного радио в исполнении народных артистов РСФСР Александра Розума, Ларисы Пятигорской и Бориса Добрина.

Отец побывал и на других великих стройках страны: Абакан-Тайшет, БАМ. Байкало-Амурская Магистраль заслуживает особого внимания и разговора. Много раз отец рассказывал о грандиозной транспортной артерии, связывающей Восточную Сибирь и Дальний Восток от Тайшета до берегов Тихого океана, про эту великую стройку 20 века, железнодорожный путь, давший жизнь сотни городам. Эта сложная магистраль, проходила в гористой местности в зоне вечной мерзлоты и пересекала 11 крупных рек. Трасса нужна была для освоения природных богатств Сибири и Дальнего Востока. В апреле 1974 года БАМ был объявлен Всесоюзной стройкой. Дорогу строила вся страна. Люди ехали сюда по зову сердца. Работать приходилось в тяжелейших условиях. С концертами отец часто выступал перед строителями дороги. Именно на БАМе, в 1974 году родилась знаменитая песня «Строим БАМ» (муз. З. Бинкина). Про БАМ написано немало песен, но эта стала настоящим гимном строителей магистрали. «Веселей, ребята, выпало нам» - напевали повсюду. Отец тогда не подозревал, что она обретет славу. История создания этой песни интересна. Дмитрий Храповицкий (коллега-журналист) вспоминает: «Однажды поэт Вадим Севернин, вернувшись со стройки, сказал Виталию: «Твою «Свадебную-застольную» бамовцы любят, даже поют на свадьбах. А ты возьми ее и переделай! Слова новые напиши про БАМ. «Застольная» уже издана, - возразил Петров, но задумался… и написал: «Рельсы упрямо режут тайгу»…

Этот творческий успех под названием «Строим БАМ!» случился благодаря его творческой и человеческой дружбе с композитором Зиновием Бинкиным (знакомству с которым обязан Виктору Зельченко, известному в московских кругах того времени джазовому музыканту).

С Бинкиным они работали много, 30 песен написали, но популярных не было. «Самоцветы» под управлением Ю. Маликова сразу взяли песню про БАМ, и она полетела по стране. Отец вспоминал: «Эта песня «с ударом». Хотели нам с Бинкиным за нее премию дать. А Оскар Фельцман против, говорит: «Что вы им первое место даете, песня-то зековская: «А короче –БАМ». Тут композитор Евгений Крылатов свое мнение высказал: Мол, зэковская или нет - я не знаю. А вот как на БАМе ее пел Дин Рид, я слышал. И каждый вагончик, каждый балок там строчками ее исписан. По две строки на вагончик… Но премию нам так и не дали».

А «Веселей, ребята» стала на стройке самой популярной песней. На фирме «Мелодия» вышли три музыкальных диска-гиганта с песнями на стихи В. Петрова: «Здравствуй, моя ненаглядная», «Тюмень-Сургут», «Дружба студенческих лет». Его песни и поныне звучат на различных радиостанциях.

В 1987 году в г. Дмитрове отец создает клуб авторской песни «Икар», творческое объединение «ЭТАП», основой которого является драматический театр авторов-исполнителей. В этот период появляются песни «Шут», «Белая ворона», «Карусель», «Журналисты», «Тюльпаны на снегу», «Российский городок».

Особого внимания и прочтения заслуживает поэма «Русичи».

Светлана Петрова

Российский городок. Музыка: Александр Павлова Стихи: Виталий Петров

Кончается лето. Стихи: Виталий Петров Музыка: Роман Майоров Исполнитель: Алла Иошпе

Мальчишка в солдатской шинели. Авторы песни: стихи: Виталий Петров, муз. Евгений Жарковский Автор видео: "Поэтический клуб Пегас"

Белая ворона. Стихи: Виталий Петров Музыка: Людмила Галактионова и Светлана Петрова Исполняет дуэт "Весна"

Петров Виталий

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.