56 отдельная стрелковая бригада

Мы благодарны за предоставленные материалы краеведу

Елохиной Юлии Михайловне

6 декабря 1941 года 6 танковая дивизия немецкого генерала Рауса, после потери села Языково и деревень Парамоново, Жуково, Борносово и Гончарово, начала отступление из района села Ольгово Дмитровского района. «Сначала отступление шло гладко, — писал генерал, — но на следующий день, когда мы пересекали район холмов, наши машины начали беспомощно скользить на обледеневшей дороге. Появились опасения, что русские догонят и уничтожат наш арьергард, если мы будем тратить время на спасение каждой машины. Поэтому я приказал перегрузить уцелевшее оборудование на несколько сохранившихся тягачей и сжечь остальные машины. Одновременно я усилил авангард всей оставшейся пехоты и намеренно замедлил темп отступления. Мы вели сдерживающие бои, опираясь на редкие деревни. Ненаселённые пространства становились особенно опасными, так как наши солдаты не имели зимней одежды и могли просто замёрзнуть. Деревни привлекали и русских, которые также предпочитали постоянные укрытия для своих войск. В результате отступление превратилось в гонку от одной деревни до другой».

Преследовала отходящего врага 56 отдельная стрелковая бригада, перед которой командованием 1 Ударной армией ранее была поставлена задача наступать в направлении: деревня Парамоново – село Ольгово и, действуя совместно с 44 и 71 стрелковыми бригадами, освободить Ольгово от врага и перерезать стратегически важную дорогу Яхрома-Фёдоровка.

Формирование 56 ОСБР происходило в течение ноября 1941 года в Чкаловской (Оренбургской) области. Основу бригады составили курсанты Тюменского, Ачинского, Ульяновского и Пензенского военно-пехотных училищ, 1-го и 2-го Ленинградских артиллерийских училищ, не успевшие закончить ускоренный курс обучения и отозванные с учёбы в связи с началом Великой Отечественной войны. Командиром бригады стал полковник Рагуля Иван Леонтьевич.

56 стрелковая бригада 25 ноября 1941 года прибыла железнодорожным транспортом из города Чкалов (Оренбург) на станцию Загорск (Сергиев-Посад) Московской области, а затем пешим порядком была направлена на Дмитров. 2 декабря 1941 года 56 ОСБР перешла канал Москва-Волга в районе посёлка Деденево.

Вспоминает жительница села Шуколово Антонина Тимофеевна Белозёрова: «Как-то раз, помню, видим — идут к нам снизу в Шуколово множество солдат, все в белой маскировке. Когда народ их спрашивал, кто они, те отвечали: «Мы — сибиряки». Им разрешили в нашем селе отдохнуть, дали отбой. Тогда солдаты рассредоточились по домам – заходили по нескольку человек в дом, а хозяева их привечали. У нас домик был маленький, к нам зашло 5 или 6 человек. Мама скорее поставила самовар, а мы с сестрой – она была уже подростком, а я помладше, — засмущались и юркнули на печку, откуда стали за солдатами наблюдать. А они такие бодрые, весёлые, сидят разговаривают, смеются. Один, видимо старший, заметил нас на печке, улыбнулся и дал нам из кармана большой сухарь из чёрного хлеба. Мы с сестрой его разломили, а он пах табаком. И только они расположились за столом, развязали свои мешки, достали консервы, что-то ещё поесть, как на улице закричали: «Подъём!» Они тут же засобирались и не успели даже чаю выпить. Весь народ вышел их провожать. Раньше дорога из Шуколова шла прямиком на Парамоново – кладбище было меньше и никаких построек за кладбищем не было. По этой дороге на Парамоново солдаты и пошли. Когда они в своей белой одежде выходили из домов, мы смотрели и удивлялись, сколько же их шло по нашему селу».

Прибывавшие из тыла стрелковые бригады, в отличие от неприятеля, знали о русских морозах не понаслышке. «Было холодно, но одеты все были хорошо, — отмечал один из ветеранов-участников битвы под Москвой, прибывший в 1941 году в Дмитровский район из Сибири. — У всех тёплые полушубки, валенки, шапка, рукавицы… Когда хоронили убитых, старались полушубки, шапки, валенки сохранить для пополнения, поскольку пополнение приходило одетое хуже, чем изначальный состав».

Покинув Шуколово и приближаясь к вражеским позициям, 56 стрелковая бригада преодолела глубокий Парамоновский овраг и реку Волгуша. В лесном массиве у деревни Жуково бойцы столкнулись с гитлеровцами. Бригаде удалось отбросить врага и занять район юго-восточнее Жукова, но в боях за Ольгово она потерпела неудачу, и её бойцам пришлось отойти на занятые ранее рубежи.

С вооружением 56 ОСБР дело обстояло примерно так же, как и у 71 ОСБР: так, из 107 положенных ей машин бригада получила только 33, не хватало 76 мм пушек, миномётов и пулемётов. В этих условиях 56 стрелковой бригаде, как и прочим подразделениям 1 Ударной армии, после первых же боёв грозило стремительное истощение сил и, как следствие, наступательной способности. Атакующая пехота без ощутимой поддержки артиллерии и других родов войск несла заведомо большие потери, чем оборонявшиеся гитлеровцы. Когда в результате какой-нибудь тактической уловки пехоте удавалось прорвать фронт, противник начинал спешно подтягивать к месту прорыва подкрепление.

Кроме того, почти все части 1 Ударной армии были брошены в бой «с колёс». Им приходилось непрерывно штурмовать цепи опорных пунктов врага, оборона которых всё время нарастала. Часто наши наступавшие войска, не успевшие закрепиться в каком-либо из взятых населённых пунктов, отбрасывались вражеской контратакой в исходное положение. В целом, операции, обходившиеся обеим сражающимся сторонам в тысячи жертв, во множестве случаев имели результатом смещение линии фронта на несколько сотен метров. Уже тогда они получили название «сражений за избушку лесника».

Однако, несмотря на все упомянутые обстоятельства, немцы по всей линии фронта медленно, но верно продолжали отход в западном направлении. По показаниям пленных из гитлеровской 23-й пехотной дивизии, в начале декабря они понесли большие потери от нашей артиллерии и авиации, а также имели большое количество обмороженных. Наступательные планы Вермахта были основаны на быстром разгроме врага до наступления холодов. Но советская армия не была уничтожена. К зимней кампании гитлеровцами не было предпринято никаких основательных приготовлений, поэтому их солдаты замерзали в лёгком обмундировании и узких сапогах, техника вставала из-за застывших ГСМ. Но самое главное, чего не учли немцы, при разработке своих далеко идущих планов – это уникальность русского солдата.

Так, 56 стрелковая бригада, не имея никаких преимуществ в вооружении перед врагом и преодолевая его упорное сопротивление, смогла развить успешное наступление против 7 танковой дивизии неприятеля между флангами 71 стрелковой бригады, сражавшейся за Языково и Борносово, и 44 стрелковой бригады, вытеснявшей фашистов из Степанова. При этом, отдельные батальоны 56 ОСБР оказывали помощь соседям как в боях в Языкове, так и в Степанове.

Затем бригадой были взяты посёлки Муханки и Волгуша, она участвовала в захвате села Ольгово и деревни Фёдоровка. В этих боях её бойцы уничтожили до 3 рот вражеской пехоты, захватили не один десяток танков, автомашин, орудий и мотоциклов.

Потери 56 ОСБР в тех боях сравнимы с потерями 71 ОСБР. В братской могиле в Языкове покоятся многие из её славных воинов, которых прежде довелось принимать у себя жителям Шуколова.

Командованием Западного фронта было принято решение о создании ударной группы для действия в Клинско-Солнечногорской наступательной операции, в которую была включена 56 ОСБР. Значение этой группы войск 1 Ударной армии трудно переоценить. Немецким танковым соединениям пришлось вести встречный бой с нашими атакующими бригадами, вместо того, чтобы, согласно директивам своего высшего командования, двигаться к Москве. В этих боях они несли потери и, как следствие, не смогли приблизиться к своей цели. В конце концов немецкие войска на северном направлении были вынуждены перейти к обороне, исчерпав свои наступательные возможности.

Начальник штаба Верховного командования сухопутных войск вермахта Ф. Гальдер признавал, что 6 декабря 1941 года, когда началась Клинско-Солнечногорская наступательная операция, был «разбит миф о непобедимости немецкой армии». После 6 декабря 1941 года немецкий солдат Адольф Фортгеймер отправил домой такое письмо: «Дорогая жена! Здесь ад. Русские не хотят уходить из Москвы. Они начали наступать. Каждый час приносит страшные для нас вести. Холодно так, что стынет душа. Вечером нельзя выйти на улицу – убьют. Умоляю тебя – перестань писать мне о шёлке и ботинках, которые я должен привезти тебе из Москвы. Пойми – я погибаю, я умру, я это чувствую».

21 января 1942 года 56 ОСБР была выведена в резерв Ставки ВГК и сосредоточена в районе Клина. За активные и успешные действия всему личному составу бригады объявили благодарность Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин и командующий войсками Западного фронта Г.К. Жуков. 3 мая 1942 года, после боев на Северо-Западном фронте, на базе 56 ОСБР была развёрнута 133 стрелковая дивизия второго формирования.

Юлия Михайловна Елохина

(«Защитники Деденевской земли»)

56 отдельная стрелковая бригада

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.